Говорящие с камнем

Я очень люблю камни. Видимо, сказывается кровь геолога. В детстве очень любила и боялась сказок Бажова, со всеми его самоцветными историями. Но что-то важное в них было — про мастера и камень. Про то, как мастер помогает камню зазвучать.
И, мне кажется, в этом смысле есть разные подходы. Кто-то заставляет камень воплощать ту тему, что задумал мастер сам по себе. А кто-то умеет ее извлечь из камня. Да, она тоже будет близка мастеру, но она будто бы не идет в разрез, не перекраивает камень. И я сейчас даже не про резчиков и скульпторов.
Задумалась об этом, разглядывая последнюю коллекцию Найри и Барсука. Что-то совсем дивное стал делать Старый Барсук. Смотрите, что творится.

Это «Долина рыболова». Место тихое и сумеречное. И как в нем кожа поддерживает рисунок камня.

Дикий рассвет, где смешались песок, солнце и небо, вихрь яшмы и вихрь кожи.
Или вот «Подводные луга». Мне они видятся чуть более заболоченными и опасными, чем мастеру, с русалками и водяными и их хороводами. Там свой, маскирующийся водоворот, тоненькое жерло, которое усиливается, будто по велению морской ведьмы, компановкой кожаных элементов.

«Пещеры блудного эха» — чистой воды хулиганство с композицией. Зато не перепутаешь основную партию и ее отражение.

И совсем уж безумные «Седой ледник» и «Скалы последнего шага». В этих горах не только рисунок на плоскости, но и все пространство камня распаковывается, благодаря тому, как кожа поддерживает тему.

Когда я смотрю на эти работы у меня не возникает мысли: «Классная придумка», — потому что очевидно: оно может быть только так. Хотя подозреваю, что мастер долго слушал, выглядывал, прикидывал, как собрать так, чтобы камень раскрылся, стал сердцем амулета.

Или вот рисунок на камне. Много, кто его делает, но при этом часто от камня ничего не остается. Чуток цвета, хорошо если рисунок уходит в фон, а не исчезает вовсе. Но бывает по другому. Есть у меня бархатные карпы, которые устремились к поверхности в лучах света, пронизывающих воду.

И они не единственные у Sora Yoru. Сколько разных камней, столько сюжетов. С одними карпами, что выходит. Особенно, когда они на причудливого цвета агатах и пр. халцедонах.


Вот тут пруд чуть подмерзает

И совсем удивительные вещи: камень с вырезанным камнем и драконом…

и TARDIS в космосе кракелюрного агата.

А ведь вписать синюю угловатую будку в гладкий округлый камень — та еще задача. И в каждую работу я смотрю, будто в Палантир — из глубины проступает что-то, что давно записано или же происходит прямо сейчас в параллельном мире.

И совершенное волшебство творит [info]malerin75. Все эти ежики, стрекоза и улитка вместе с тонкой сеточкой тумана уместились на камешке в треть моей ладони.

Больше всего я люблю наблюдать до и после.

А сейчас я покажу вам магию лабрадора. Раз…

Два…

Три…

Исходник и другие ракурсы смотрите в ЖЖ мастера.

Помню, в детстве была такая игра, в которой нужно было дорисовать кляксы или всяческие хаотично разбросанные по листу точки. Видимо, это высший пилотаж поиска совершенной формы для клякс, которые тысячу лет до этого в слоях породы рисовала земля. Такой вот диалог человека и природы.

© 2015, windchi.me. Все права защищены. Распространение материалов возможно и приветствуется с указанием ссылки. Для модификации и коммерческого использования, свяжитесь с автором