Tag Archives: мои стихи

Снежная луна взаправду снежная.
Ветреная, белая, неугомонная.
БерегУ тепло от завтрака до завтрака.
Что бы ни случилось — без запарок.
Ледяной покров дороги в пропасти
Превращает. Студит то, что брошено.
Снег смиряет боль, обиды, травмы.
С новым солнцем жду всего хорошего.
snow_badger_by_dinglidale-d9auq7f

Самайн близко

CBS2e9SXEAAqWdn
осыпется в прах
соцветием черепов
цветной львиный зев

По-английски тоже интересно выходит.
Snapdragons make cute flowers, but when they die, they turn into macabre skulls.
Источник

Песня Кайлех

the-cailleach-by-michael-hickey
Гости северных пределов мира!
Ветры северных пределов мира!
С миром приглашаем в наше небо
Пусть сокроют небо ваши платья
И вуалью землю вдруг укроют
Гости северных пределов мира,
Ветры северных пределов мира.
С миром торопитесь в наши земли.
Почва ждёт холодных ваших братьев.
Чтоб они её собой покрыли.
Гости северных пределов мира!
Ветры северных пределов мира!
Поспешите к нашим вольным водам.
Девы-воды ждут от вас обетов.
Обещаний, что запрут их устья.
Устья, замороженные льдами,
По миру хрустальными мостами.

Написано давным-давно, переделано только что. Для тех, кому снега побольше и на каток :Р
Картина Michael Hickey

Бархатные карпы

image Сквозь толщу воды
устремляется к небу
пятнышко крови тантё

Водные травы с песком
тревожит хвостом
его спутник-хикари

Татьяна [info]sorayoru Верховская — рисует на камнях животных так, что камень оживает. Он перестает быть фоном, а превращается в тему-послание, которое с нежностью раскрывается художником. Особенно хорошо удается с агатами. А эти карпы так и вовсе божественны. Мне кажется лучшего символа для переплавления чувства в опыт сложно найти. Из глубины вод, подгоняемые водорослями, — вверх, к воздуху, свету, солнцу, которое символом японского флага замерло на голове тантё.

Новый житель

Благодаря художнику и волшебнице metazoe у меня поселилась гривастая волчица.
Частенько гривастых волков путают с лисами. Но стоит увидеть, как они двигаются, все сомнения отпадают. Если у лис, норных животных, лапки достаточно короткие, то у гривастых волков — длинные, предназначенные для охоты на открытых пространствах. Так и танцуют на своих длинных лапах в траве. За это их называют иногда лисички на ходулях.
Хитрые и скрытные, как лисы. С чувством юмора, как у койота. Верные и преданные, как волки. Даже ядовитые плоды и коренья способны превратить для себя в манну небесную. И, кстати, одни из немногих волков, рацион которых состоит из растительной пищи больше, чем из животной.
Continue reading

Галера и Гондола

Давай перестроим галеру в гондолу
Ты поставишь меня на корме — красивым
Наденешь мне шляпку, повяжешь ленту
Каков морячок! Каков поэт!
Давай перестроим галеру в гондолу!
Долой весла, командный голос, синхронную греблю!
Запретим рабство без воин севера-юга.
Какая свобода! Какое кокетство!
Давай перестроим галеру в гондолу!
Нам бы шест подлинней — и до дна бы рукою.
Что ты мурлычешь, милая, мне — баркаролы?
Все лучше, чем марши сплоченных галер.

 
Иллюстрации — Tarot of Casanova, Lo Scarabeo

Ритуал

Я сливаюсь с Богиней — становлюсь невестою Бога.
На ладонях моих отпечаток планет и созвездий.
Из-под стоп моих мотыльки устремляются к небу.
Под венцом моим диск луны не укажет дороги.

Очи мои — отраженье морей и волнений.
Слово мое — воплощенье озона и ветра.
В сердце моем словно жерло бессонных вулканов.
Чрево мое что расселина землетрясений.

Жаждет все новых и больших себе подношений:
Соленых кристаллов, шафрановых специй.

Я иду по траве, насыщая почвы росою.
Я вдыхаю тебя обжигающим холодом ночи.
На руках у меня — целый мир тебе в дар воплощенный.
В моих волосах — лепестки живых благовоний.

Взгляни — алая капля
В самом сердце белых пионов.


Татьяна Лапшина

Стихотворная руническая галерея

Гебо

Четыре кано в крест сошлись
В глазах от счастья помутнело
Я до сих пор в cебя не верю
Зато могу тебя любить

***

Подорожником Райдо ты выложил,
Облегчая мне путь домой –
Иcа, Лагуз, Кано – лишь бегство
От любви нас спасало с тобой.
Потому я рукою неверною
Разметаю по тропам листы.
Я могла бы и я попробую
Никуда от себя не уйти.
Под берёзой с собою я встретилась.
Мы под нею чертили кресты.
Мне б серёжками выложить Беркану.
Даром Гебо нам я и ты.

***

Вместо Фе рисую строго Алгиз —
Не хватает отчего-то неба, верно.
Вдоволь лишь дано вина да хлеба.
Только в сердце отчего-то ноет Наут.
Мне бы всё перевернуть на Манназ.
Ансуз начертить в тетрадке, чтоб писалось.
Чтобы Турс уже свершился, право.
Опереться бы на долгожданный Яру.

Нисхождения (Тропой городских холмов)

Антонина Ивановна с самого утра была на ногах. Ночью ей позвонил расстроенный внучок, который, рыдая в трубку, сообщил, что его новенький смартфон сломался. Смартфон был не просто устройством, а подарком любимой бабушки на десятилетие, поэтому его поломка особенно расстроила Никитку. Вот почему Антонина Ивановна встала с утра пораньше и отправилась на другой конец Мегаполиса, чтобы посмотреть, что случилось с машинкой и, если что, отвезти её в сервисный центр, который к слову, располагался совсем рядом c её домом. Потом её ожидало множество домашней работы – той, что приходится ежедневно выполнять любой женщине за шестьдесят, для которой не осталось никакой другой работы, кроме домашней. Наверное, завершив беготню по городским бюрократическим инстанциям, чтобы добиться установки в подъезде пандуса для инвалидных колясок, она зайдет к соседке снизу, чтобы рассказать ей, как идут дела. Антонина Ивановна заверит её, что всё непременно будет готово на следующей неделе (а ведь и вправду, будет готово), вкратце опишет, какова выдалась очередная осень, невзначай упомянет, что и её собеседница снова увидит яркие листья и даже немножко сможет помокнуть под дождём – как только установят этот пандус. Подтянув какую-нибудь мелочь в гидравлике коляски, она заторопится домой, где заберётся с ногами в удобное кресло, заварит чай и на колени положит любимый лэптоп. Безусловно, она заглянет ненадолго на сайт русской фантастики, кинет пару реплик в форум поклонников творчества Желязны и примется за любимое чтение. И так, пока не подействует чай с листочками мелиссы и уже привычная, почти что старческая усталость. Точнее, так было изо дня в день последние лет двадцать-тридцать и ничто не предвещало существенных изменений.
Continue reading