Закат золотой зари

В июле 2010 года мне посчастливилось участвовать в игре «Темная Сторона Лондона», 2010 год. Мой персонаж находился в гуще волшебных событий — в сердце магического тайного ордена «Золотая заря». Это её история.
Все совпадения с реальными людьми и вымышленными персонажами авторства С.Грина, Дж. Батчера и Г. Лавкрафта носят аллегорический характер, будучи случайными и не случайными одновременно.
Пролог. Дорога во тьме
Человека, ведущего дневник, современники привычно клеймят как грешника, хотя предки назвали бы это скорее добродетелью. Хочу признаться в грехе, если это, действительно, грех — многие десятки лет назад я решилась заняться собственным жизнеописанием и подробно вела дневник. Если бы у меня была такая возможность, более достойным делом было бы заняться жизнеописанием любого иного человека: например, описать историю Лени Рифеншталь – ту, что скрылась от других биографов. Но я опиралась лишь на то, что было доступно моим органам чувств и моему дару. Возможно, годы спустя дневники госпожи Форчун с сохранившимися на её страницах увлекательными приключениями войдут в TOP разыскиваемых артефактов Темной Стороны Лондона наряду с сердцем Мерлина, Драконьей Книгой, статуэткой Баст или какой-либо другой статуэткой, способной изменить соотношение сил и повергнуть Темную Сторону в хаос, и, безусловно, наряду с продажными женщинами, к которым я не имею никакого отношения.
6 декабря 1890 года, в день, когда я родилась, в западной части Уэльса шёл снег. Отец тосковал по лету и дал мне имя в честь цвета глаз моей матери, прекрасной как Луна и чрезмерно воздержанной даже для англиканской морали. Второе имя я получила от матери, как знак её верности своей вере.
С раннего возраста окружающие замечали за мной странности, родители знали о моих способностях медиума, а возможность предсказывать будущее списывали на родство с миром валлийских фей. Возможно, будь они чуть богаче или будь я чуть менее склонна к активности, вся моя жизнь прошла бы как одна бесконечная прогулка вдоль берега моря, перемежающаяся спиритическими сеансами с деревенскими тетушками и чтением древних легенд. Но работа была нужна мне, как жизнь. И, увы, подобные занятия расширяют кругозор женщины до непоправимых масштабов.
Так случилось, что первая же моя руководительница оказалась сильным магом. Многие годы она совершенствовала свои умения, путешествуя по Индии и другим не менее экзотическим странам, молилась иным, нежели я Богам, и питалась силами молодых служанок. Наверное, я должна была пополнить протяженный список её жертв, представлявших из себя после роковой встречи скорее оболочку для пустоты, нежели сосуд духа, но что-то внутри меня не позволило сдаться. В последний момент, когда её лицо нависало надо мной и губы раскрылись, чтобы высосать душу, я отчаянно закричала и потоком энергии цвета глаз моей матери откинула её к стене. Дрожа от ужаса и задыхаясь от бега, я вернулась домой и рассказала родителям все, что со мною произошло в мельчайших подробностях. Увы, в их представлениях о мире не было места магии и волшебству, иначе как в сказках, они не могли поверить, что их двадцатилетняя дочь подверглась магической атаке, а поскольку я была крайне настойчива в своей версии событий, меня отправили в психиатрическую клинику.
Так, печальный инцидент привел меня к личному психоанализу, а в последствии к моему основному образованию. Совершенствуясь в техниках психологической работы я общалась с Холлом и Райхом, Юнгом и Адлером. Увы, здоровье, ослабленное недавним магическим нападением, не позволяло мне покинуть Британские острова, что значительно ограничивало возможности познания мира. И так было до моего знакомства Броуди Инессом. Он был главой одного из ответвлений достаточно влиятельной оккультной организаций Британской империи, да и всего мира – ордена Золотой Зари. В его ложе Альфы и Омеги я получила посвящение, а также представления о кабалистическом устройстве мира, великих богах и Бездне, что отделяет нас от сокровенного знания. Жизнь в Stelia Matutina была необходима мне на тот момент, чтобы излечить так и не отболевшие раны, научиться защищать себя и вернуть себе способность трезво мыслить. Кроме того, именно в ложе я впервые услышала имя человека, который должен был изменить мою жизнь, приведя меня на Темную Сторону.
Сэмюэль Лидделл Матерс обладал славой одного из основателей Герметического ордена Золотой Зари, причастностью к которому я так гордилась в то время. Его работы и доносившиеся до меня отголоски его учения, посланий Отцов Основателей, а также ритуальные практики, говорившие со мною его голосом, заставляли трепетать мое сердце. Кроме того, практиковавшийся им ежедневно ритуал «Тело Феникса» имел необычные последствия – тело мое восстановилось и укрепилось и будто бы застыло в физическом мире, отказавшись меняться под напором времени. Так или иначе, я приняла решение отправиться в Лондон и примкнуть к местному храму. Большой город предоставлял новые возможности для частной практики, облегчал процесс общения с издателями, а также обещал знакомство с Матерсом.
Увы, к моменту моего прибытия, Великий Сэм был уже мёртв, или так казалось многим. Орденом управляла его вдова, Мойна, женщина ревностно преданная ордену и памяти мужа, возможно даже чрезмерно преданная. Настолько, что не замечала очевидных противоречий в событиях, приведших к смерти Сэмюэля. Мои путешествия к местам силы древних, великим христианским и языческим святыням Гластонбери, укрепили мой дар прорицания. Многие часы я провела за изучением работ Сэмюэля, чтобы найти ниточки, ведущие к его вечному духу. Невозможно было допустить, что человек его величия мог погибнуть в результате трагической случайности, коей являлась эпидемия Испанки.
Поиски Учителя привели меня в места ещё более таинственные и могущественные, нежели все земли Гластонбери и неолитические дольмены вместе взятые – на Тёмную Сторону Лондона. Оказывается все те долгие годы, что Великий Сэм провел в удалении от ордена, он строил свою «Золотую Зарю» по ту сторону добра и зла в прямом смысле этого слова. Вербуя адептов, оказывая магические услуги, он строил свою небольшую империю там, куда мне пока что не было хода. Видимо, моя настойчивость в поисках и искреннее восхищение работами Мастера, очаровали его – он взял меня в личные ученицы, в то время как моя жизнь на Светлой Стороне продолжала течь своим чередом.
Полагаю, Мойна подозревала некоторую мою связь с её мужем, несмотря на то, что отношения наши не могли быть иными, нежели союзом двух сильных магов, а члены ордена считали его мёртвым. Она умело улавливала признаки неверности или неверия в моих работах, пыталась обвинять меня в разглашении того, чего я знать не могла, но знала, благодаря нашим пространным беседам с Сэмюэлем.
Темная Сторона предоставляет крайне широкие возможности магу. Энергия течет в твои руки, разве что не обжигая. Но чтобы утвердиться на Темной Стороне, мне нужно было многое узнать и обеспечить свое существование надежной связью с остальным миром. Орден Золотой Зари для этого не подходил. Лишь моя собственная организация, могла обеспечить необходимый ресурс. Основанное в результате Общество Внутреннего Света существует, кажется, до сих пор. В 1946 году я окончательно покинула Лондон, дабы примкнуть к моему учителю и его Храму Золотой Зари на Тёмной Стороне, но расстановка сил изменилась.
К тому моменту ему удалось примириться и воссоединиться с Алистером Кроули, своим давним другом и врагом. Последний оказывал на Великого Сэма сильное влияние: ритуалы ордена претерпели изменения, всё чаще в них звучали призывы к древним богам, всё чаще Порядок подменялся Хаосом, а их новый путь мог привести к кровавым жертвам. Но я хранила верность учителю. Сегодня я допускаю мысль, что моя светлая любовь на время затмила разум, не позволяя разглядеть глубину его падения. Здравый смысл отступил перед воззваниями к Найтвиш и Моторхед. В непосредственной близости от Храма и книжного магазина Алистера, я открыла свой гадательный салон. Большую часть времени на Тёмной Стороне люди либо что-то ищут, либо пытаются забыть то, что нашли. Здесь мой дар был востребован как никогда. Гадательный салон «Inner Light» пользовался популярностью. Увы, моих сил хватало не на всех клиентов, а Алистер и Сэмюэль обыкновенно были заняты своими великими делами или же не менее масштабным кутежом.
Надо сказать, что на Темной Стороне Кроули не удалось сохранить репутацию развратника: в сравнении с теми удовольствиями, что можно было круглосуточно найти в баре «Сон Лилит», его оргии, подстегиваемые кокаином и героином, казались невинной игрой. Зато за ним шла слава сына Сатаны и многие ломали голову, можно ли считать Алистера сводным братом Мерлина. Сам Кроули за годы существования на Темной Стороне, благодаря ритуалам Золотой Зари, сохранил здоровье тела и пытливый ум экспериментатора. Любопытство его удовлетворяли множественные источники, в том числе магические свитки, действие которых он проверял, пользуясь вечной ночью Тёмной Стороны, на собственной шкуре и множественных адептах, средняя продолжительность жизни которых от этого сильно сокращалась. Говорят, его опыты с вызовом могущественных сил не всегда проходили бесследно, но к моменту основания моего салона Алистер стал много осторожнее. Через его букинистический салон проходили книги, полные сокровенных знаний и откровенные пустышки. Вероятно, даже «Драконья книга» когда-то лежал на полках его магазина. Не удивительно, что именно Кроули однажды натолкнулся на описание древнего культа богини Баст, которая дарует своим жрицам вечную молодость во имя служения. Им овладела идея во что бы то ни стало найти жрицу и выяснить секрет её бессмертия, а также возможность передачи его третьему лицу, например, кому-то из членов ордена.
Так началась история, полная приключений, свершений, побед и поражений. Увы, когда мы, Сюмюэль Лидделл МакГрегор Матерс, Алистер Кроули и ваша покорная слуга, Дион Форчун, стали на этот путь, никто из нас не знал ни о существовании Белого Совета, ни о том, как изменится жизнь каждого из нас и судьба ордена Золотой Зари на Тёмной Стороне Лондона. Мой дар предсказателя был бессилен в том ворохе вероятностей, что затянул нас в события, описываемые в данной повести.

История первая. Леди Охотник
В баре «Сон Лилит» всегда играет музыка, всегда танцуют и всегда есть, что выпить. Сама хозяйка встречает гостей за барной стойкой и смешивает причудливые коктейли. И не дай вам бог попросить что-нибудь на её вкус – никогда нельзя быть уверенным, что именно окажется в бокале. Тем не менее, эффект всегда будет приятным: «Сон Лилит» — сад наслаждений, в котором все усилия персонала направлены на удовольствие клиентов.
Осмотревшись, я заметила в конце зала за столиком Алистера, ведущего беседу с незнакомой дамой. Её одеяния, украшенные крестами, склянки со святой водой на поясе, а также нескромный боевой арсенал подсказывали, что она прибыла на Темную Сторону по приказу Ватикана.
— Знакомьтесь, Дион, это Джессика Сандерс, — Кроули предложил мне присоединиться к беседе.
Приблизившись, я разглядела, что рядом с Джессикой в тени сидела девушка крайне хрупкого телосложения. Вызывающее платье с глубоким декольте дополнял ошейник с тонкой цепочкой.
— Она сама меня нашла, — сообщила Джессика, заметив моё изумление. – Утверждает, что жила в развалинах, где её создал хозяин.
— Но хозяин умер, и я осталась одна, — подхватила девушка печальным голосом.
— Может быть, мы найдем вам нового хозяина? – поинтересовалась я.
— Но у меня уже есть хозяин.
— Не могли бы вы помочь мне разобраться, — вмешалась Джессика. – Возможно, есть какие-то способы выяснить, откуда она пришла и кто её создал, и чего она хочет.
— Возможно, стоит её саму об это спросить. Чего ты хочешь?
— Я хочу быть с хозяином.
Все мы были озадачены. Никто из нас прежде не встречался с подобной формой жизни. Она не была суккубом, не была человеком, не была ничем, что мы бы знали. Кроме того, Алистер боялся, что слухи о его опытах призыва тварей из Бездны дошли до Ватикана и те решили принять меры. Возможно, истинная цель Джессики – добиться нашего доверия и нанести сокрушающий удар?
— Что случилось с твоим бывшим хозяином? – как можно более мягко спросила я.
— Я не помню. Он умер.
— Но ты бы хотела вспомнить? Я бы могла помочь тебе восстановить события, и мы бы узнали, что с ним приключилось.
— А это будет больно? Нужно будет принимать лекарства?
— Ну что ты! Никаких лекарств. Мы просто отправимся в путешествия по твоим воспоминаниям.
Мы договорились о встрече в моем гадательном салоне «Inner Light» — к тому моменту мне удалось добиться авторитета и уважения на Тёмной Стороне, несмотря на скептическое отношение жителей к оракулам. Предсказывать здесь будущее — дело нелегкое. Параллельные миры, порождаемые спонтанными временными сдвигами, делают профессию пророка неприбыльной. Идеи Судьбы и Предопределения тоже работают плохо. Но моим коньком было сочетание дара предсказателя с психоанализом и ясным умом. Правильная формулировка вопроса – большая часть работа предсказателя на Тёмной Стороне и залог его эффективности. Вопросы о настоящем и прошлом, о приметах времен и места – вот залог успеха.
Расположив девушку с ошейником на удобной кушетке и приглушив свет, я провела сеанс ретроградного гипноза. Увы, он ничего не дал. Все, что она могла вспомнить о своем «хозяине» — это разнообразные распоряжения которые тот давал на том лишь основании, что он хозяин. Нам даже не удалось восстановить описание развалин дома, где она жила все это время, пока её не нашла Джессика Сандерс. В какой-то момент мне показалось, что она играет с нами – будто бы притворилась, что погрузилась в транс, наблюдая за маятником. Но каковы тогда были её цели?
— Можем ли мы ещё что-нибудь сделать? Безусловно, я хочу помочь этой несчастной, но текущее положение дел может препятствовать моей работе.
— Думаю, если её хозяин, действительно, создал её, между ними установлена симпатическая связь, полагаю, я могла бы провести спиритический сеанс и выяснить у него непосредственно, что же произошло. Но на это потребуется время.
***
Вероятно, Джессика на самом деле была всецело настроена на помощь своей внезапной подопечной. Но Алистер и Сэмюэль были напуганы. Действительно, не каждый день встретишь слугу Ватикана, готового участвовать в спиритическом сеансе. Кроме того, до нас доходили слухи, что на Светлой Стороне действует Белый Совет, ограничивающий применение магии, законы которого все мы нарушила по не знанию. Нам оставалось лишь гадать, какова миссия Джессики Сандерс на Темной Стороне Лондона. Но время было назначено, и она была пунктуальна.
Увы, я мало что могу сказать о последующих событиях. Я помню привычное кольцо рук, покалывание в ладонях и дуновение ветра на лице. Помню, как взывала к создателю таинственного создания и ощущение контакта. Сегодня я уже не уверена, что дух ответил нам. Помню лишь ощущение безграничного блаженства и последовавшего за ним первобытного ужаса. Очнулась я, услышав сквозь сон закрывающую формулу ритуала исцеления Золотой Зари, прочитанную хором Матерсом и Кроули. На их лицах читалась тревога и удивление. Догадки переполняли нас: «Неужели нас посетила владычица наша Бабалон?». Увы, всё было много сложнее.
***
В следующий раз я встретила Джессику Сандерс ближе к вечеру по лондонскому времени. Здесь же, на Темной Стороне, были всё те же три часа по полуночи. Плащ её развивался на ветру и решительный шаг не оставлял шансов врагам Ватикана. Она была свободна от цепей досадного бремени.
— Джессика, — я решилась её окликнуть. – Ваша проблема, как я вижу, разрешилась?
— Как видите. Извините, что я не сообщила вам – дела службы. – Лицо её было по-прежнему непроницаемо, голос ровен и спокоен.
— Да, я понимаю. Надеюсь, во благо обеих сторон.
— Во благо Ватикана и ко всеобщей безопасности жителей Тёмной Стороны.
Тон не оставлял простора для вопросов и я осталась стоять одна на улице. Мерцание света в моем салоне согревало мне душу. Я почему-то была уверена, что сегодня получила мощного союзника в лице Джессики Сандерс. Но, видимо, её Богу и моим Богам было угодно другое течение событий.
***
Несколько дней спустя мы узнали о подвиге охотника на вампиров, который остановил великое зло из Бездны. Девушка, что её сопровождала, не была ни человеком, ни демоном, ни кем бы то ни было из посюсторонних существ. Ей дана была власть читать желания людей и воплощать их, а затем… К счастью, мы так и не узнали, что она делала затем. Что касается Джессики Сандерс, наши интересы пересеклись позже и, увы, мои друзья должны были выступить на другой стороне. Увы, мы более не были союзниками.

История вторая. Смысл жизни и несбывшееся пророчество
Тёмная Сторона всегда полнится слухами. Бары, клубы, детективные и PR агентства – человеческий поток между ними не ослабевает. Люди обмениваются информацией, правда, редко кто занимается её проверкой. У господина Кроули на службе состоял мелкий демон. Он никогда не распространялся об условиях договора и о том, как он стал возможен. Но обладая редким даром – скреплять договоры, которые не могут быть расторгнуты – этот демон был одновременно поставщиком слухов и бесценной магической энергии для всего ордена Золотой Зари. Кроме того, заключенный договор обладал связью со своим владельцем, что позволяло нам проводить на удивление сильные магические воздействия на тех, кто имел неосторожность заключить договор с нами или демоном господина Кроули и нарушить его условия. Способность демона к перевоплощению и его прошлый опыт пребывания на земле породил персонажа, наделенного редким обаянием и властью над человеческими желаниями, известного в Лондоне под именем тёти Симы з Гадесу.
Таким образом я, Алистер и Сэмюэль знали о проблеме то ли в «Сне Лилит», то ли в «Странных парнях» уже на следующее утро. Кто-то из клиентов рассказал мне, что сам был свидетелем того, как преодолев все магические защиты, в самом центре бара появилось несколько зверушек: среди них был заяц, кот и мышка внушительных размеров. Казалось, что ни магические, ни физические законы – если вы их, конечно, разделяете – на них попросту не действовали. Благодаря этой истории я была морально готова к тому, что увижу: мерцая, словно неясный свет фонаря, посреди гостиной моего салона появились они вместе со всеми атрибутами: ковриком и корзинкой для пикника и микроскопическим чайным сервизом. Несмотря на всю непосредственность, их поведение выдавало истинных детей Британской Империи, а также имело привкус легкого безумия. Учитывая то, насколько необычным было данное событие, я даже немного разочаровалась, услышав порядком надоевший мне за годы на Тёмной Стороне вопрос: «Мадам Форчун, не могли бы вы нам погадать?»
— Могу, правда, я давно не практиковала гадания для столь пестрой компании. Вы все хотите получить ответ на один вопрос?
Зайка оказалась самой смелой и решилась остаться со мною наедине.
— Понимаете, мы необычные звери.
— Это сложно не заметить, но не могли бы вы пояснить, а в чем состоит ваша необычность?
— Например, мы можем появляться где угодно.
— Ваши путешествия ограничиваются пространством? Могли бы вы оказаться, например, во вчера?
— Увы, всего лишь где угодно, но не когда угодно.
— Это очень интересно. А что бы вы хотели узнать у меня?
— Нам скучно. Большую часть времени мы ничего не делаем, а нам бы хотелось приключений. Возможно, вы могли бы при помощи карт помочь нам найти смысл жизни.
Так, в образе волшебных зверей передо мной предстало, пожалуй, одно из самых сильных искушений прорицателя. Ни один расклад, ни единый взгляд в хрустальный шар не могут решить вопрос о смысле жизни. Ведь каждый выбирает смысл для себя, исходя из устремлений своей души. Но зверушки выглядели столь подавленными, что я решилась дать им совет.
— Вы знаете, когда-то я сама искала смысл жизни. В моих поисках мне помог один могущественный волшебник. Он может отправить вас в путешествие, может загадать загадку, которую будет очень непросто разгадать, но так или иначе вы сможете приблизиться к предмету вашего поиска. Волшебника этого зовут Сэмюэль Матерс.
***
Суть дальнейших событий я могу лишь частично восстановить по рассказам моих друзей. Когда волшебные зверушки нашли Сэмюэля, он поручил им изучение эзотерических знаний, дав ограниченный срок на подготовку к экзамену. Теперь я догадываюсь, что исподволь он готовил их к вступлению во внешний храм. Проникнувшись уважением к их способностям, он полагал, что зверюшки смогут усилить орден, теряющий один за другим учеников. Увы, ни один из моих аргументов не смог остановить его. Алистеру и мне казалось, что сама природа зверушек не соответствует ни целям, ни безопасности тайного ордена. Кроме того, события напомнили мне те далекие времена, когда я прибыла в лондонский храм Золотой Зари в поисках смысла жизни. И лишь харизма Сэмюэля и моя любовь к нему не дали мне свернуть с пути посвящений. Мне было немного жаль эту компанию безумного чаепития.
В следующий раз я встретилась со зверушками, когда они искали кошачью богиню. Мой расклад сказал им, что она всего лишь человек с легкой походкой в бежевых одеждах и , возможно, её работа связана с информацией. Тогда голос духов был слишком слаб, мне изо всех сил приходилось прислушиваться, чтобы разобрать его, несмотря на то, что сама я была заинтересована в данном вопросе, пытаясь опередить моих друзей в поисках и не дать им совершить роковую ошибку. Увы, мои подсказки не позволили зверям найти свою Богиню. Возможно, потому что Богини к тому моменту ещё не было на Тёмной стороне. Или потому, что зрение у зверушек черно-белое.
Развернувшиеся позже события с моим участием утвердили меня в уверенности в моем предсказании. Волшебные зверушки, выполнив первое задание Сэмюэля, были введены во внешний храм Золотой Зари и дали присягу ордену и его руководителям.

История третья. Тоска по Гластонбери
Они постучались в дверь поздно ночью. На Темной Стороне всегда 3 часа по полуночи и лишь полная луна освещает путь странников. Многие люди устремляются на Темную Сторону в поисках удовольствий, которые по тем или иным причинам – и закон лишь одна из них – невозможно получить в остальном мире. Поэтому когда на моем пороге появились две молоденькие девицы, я не удивилась. Существуют множество объяснений тому, почему богатые девочки попадают на Темную Сторону: кто-то ищет утешения и пытается восполнить недостаток любви холодных отстраненных родителей, кто-то мечтает о карьере, запретной в их семье, кто-то о власти, которую дают тайные науки.
— Здесь ли находится гадательный салон Мадам Форчун? – спросила леди с длинными белыми волосами в черных круглых очках. Сэмюэль наконец-то отвлекся от чтения и поставил на мой гадательный столик чашку с горячим чаем.
— Вы совершенно правы. С кем имею четь общаться?
— Мы путешествуем. На Темной стороне совсем недавно, — вмешалась в разговор рослая рыженькая кокетка.
— Прибыли, из этой… большой страны за морем с зелеными деньгами, типа, прилетели на такой большой машине…
Алистер и Сэмюэль напряженное переглянулись.
— Самолете? – предположил Алистер.
— Да, совершенно точно. На самолете. Моя память типа сдает. Но вы не смотрите, я не всегда такая упоротая…
— Вы пришли по адресу. Меня зовут Дион, и я буду рада видеть вас в своем салоне завтра, около полудня по лондонскому времени. У меня действует предварительная запись. Но мы можем заранее обсудить, что бы вы хотели узнать и чем я и мои друзья могли бы вам помочь. Это – господин Алистер Кроули, широко известный в узких кругах маг. А это Сэмюэль Матерс.
— Конечно. И могли бы вы помочь найти предмет, который типа давно утерян? И сколько это будет стоить?
— Плата зависит от сложности вопроса. Чем больше заинтересованных лиц влияют на ситуацию, тем сложнее дать прогноз и тем выше будет стоимость. Возможно, вам придется заплатить не только деньгами, а чем-то большим, например, услугой…
— И чтобы вы типа хотели?
— Это зависит от того, что вы можете предложить?
— Мы подумаем над вашим предложением, — заявила рыженькая. – А сейчас поспешим.
Кажется, в ту ночь никто не поверил, что наши гости были американками.
***
Мы встретились несколько часов спустя у входа в гриль-бар «Полет ястреба». Официантки куда-то отлучились и хозяйка разрывалась на части, пытаясь всем услужить.
— Я бы типа хотела обсудить ещё раз завтрашнее гадание, — передо мной стоял старая знакомая с белоснежными прядями. Рыженькая посмотрела на меня испытывающим взглядом поверх очков, будто бы пытаясь проникнуть в самую суть моих намерений.
— Да, конечно.
— Могли бы вы погадать на любовь?
— На любовь? – признаюсь, я была удивлена. Темная сторона – место в котором многие ищут страсть и заветные удовольствия, но лишь те, кто чист сердцем и безмерно наивен может искать здесь любовь.
— Ну, типа на любовь. Про то, что будет. Я когда-то мечтала обладать своим возлюбленным полностью, но потеряла эту возможность. Мне нужно знать, что сейчас с его сердцем.
У меня засосало под ложечкой. Немногие сердца на Темной Стороне пользуются спросом. И, пожалуй, только две женщины могли бы быть заинтересованы в поиске того самого сердца из личных соображений. Какая же из них стояла передо мной?
***
Когда они опоздали на три часа, в моем сердце поселилась уверенность – передо мною феи. Воспоминания затмили мой взор. Казалось, ещё вчера я листала пожелтевшие страницы книг родительской библиотеки. Будто бы не прошло и часу, как я блуждала по развалинам Гластонбери, прислушиваясь к песням ветра, пытаясь услышать в них голоса былых времен. Я всегда чувствовала, что мой путь так или иначе связан с народом феи. Конечно, я не верила в рассказы бабушек об истоках моего дара. Но вечерами в моей усадьбе «Сердце чаши» я взывала к Нимуэ и Моргане и молила их научить меня своим премудростям. И вот со мною за столом сидели великие колдуньи былых времен. Кто они? Нимуэ? Вивиана? Моргана ле Фей? Или, быть может, сами Мэйв и Мэб? Неужели силам, столь древним и великим могла потребоваться моя помощь? Не оставалось сомнений: они пришли поиграть со мною в игру, смысл которой мне не ведом. У меня не было надежды выиграть её. И всё чего хотелось – не уронить достоинство и не потерять лица. Ведь они могли так много дать мне и моим друзьям, в том числе избавить от необходимости вмешиваться в дела Баст.
— Я погадаю вам, — сказала я. – Джентльмены, оставьте нас наедине.
Мы договорились о цене, какая покажется им достойной результата, – обычная практика в моей работе. Впрочем, сейчас я возлагала на расклад не столько материальные надежды – я хотела понять, не грезится ли мне то, что происходит. Руки дрожали, перебирая привычные картонки Таро Сен- Жермен.
— И так, вы хотите узнать, что сейчас с вашим возлюбленным?
— С его сердцем, типа бьется оно или нет?
На секунду мне показалось, что за темными очками во взгляде мелькнули изумрудные искры.
— Что ж… вытяните карту, кто ваш возлюбленный.
Я смотрела на свой расклад и все больше убеждалась в своей правоте. Я честно озвучила все, что увидела:
— Ваш возлюбленный – Маг, возможно, один из сильнейших. Его силы, так или иначе, дались ему от Дьявола (я все ещё боялась говорить прямо). Сейчас он находится на грани жизни и смерти, не жив, не мертв. Но это естественный порядок вещей. Сердце его сковано. В том числе и в ваших силах, изменить положение вещей…
Повисла неловкая пауза.
— Хорошо, ваше искусство достойно внимания, я верю вашим предсказаниям, — сказала девица с рыжими волосами. На миг мне стало обидно, я даже разозлилась – как они смеют меня проверять?! Но потом я вспомнила, с кем говорю. Я лишь опустила глаза, разглядывая купюру в 25 фунтов.
— Полагаю, ваши американские родственники крайне состоятельны.
— Вы типа можете определить точно, где находится его сердце?
— Думаю да. Но для этого потребуется специальный ритуал и, полагаю, ваше участие. Есть основания думать, что оно может значительно усилить эффект моего предсказания. Скажите, я ведь правильно понимаю, с кем говорю?
Она уже была готова покинуть салон, обернулась ко мне и, приподняв очки, заглянула в самую душу. Первый взгляд её зеленых глаз мне не забыть никогда.
— Договоритесь с моею спутницей.
— Видимо, вы мудрая женщина, если поняли, кто мы, — девушка с рыжими волосами аккуратно сняла перчатку и протянула мне руку. В её рукопожатии я почувствовала морозное покалывание. В тот же миг я была уверена, что передо мною мужчина, если вообще целесообразно говорить о поле применительно к столь могущественному существу, обличенному его властью. – И так, что вы хотите за ваши услуги?
— Я слишком мало знаю о Зимнем Дворе. Но мне кажется, что вы могли бы помочь в одном из вопросов. С одной стороны, есть основания думать, что моему ордену угрожают силы по природе своей, противоположные вашим.
— Вы имеете в виду Летний Двор?
— И его тоже. – Я не стала уточнять, почему мы опасались огненного Фуэго г-на Дрездена и почему орден хотел протектората фей Зимнего Двора. – С другой стороны, ваши способности невозможно обмануть, и вы, безусловно, чувствуете, что мой облик явно моложе, нежели мой дух. Многие годы я трачу значительные усилия на поддержание собственной молодости тела и души. Но хочется верить, что мои силы достойны лучшего применения. Скажите, можете ли вы мне помочь в каком-либо из этих вопросов?
— Хммм. В ответ на вашу услугу, я могла бы просить аудиенции у Королевы Зимнего Двора для вас. Можете верить мне. Вы же знаете, мой народ не может лгать.
— Знаю, так же, как понимаю, что Королева вольна дать тот ответ, какой ей будет угоден. Тем не менее, я согласна. Единственное, мне бы не хотелось, чтобы мои друзья знали о нашем договоре. Ритуал прорицания было бы целесообразно провести вне моего салона. Полагаю, не все члены моего ордена одобрят мое вольнодумство в принятии решения.
***
Долгие годы, что я потратила на изучение магических практик, я совершенствовалась в терпении, но ожидание ответа фей было невыносимо. Вскоре за мной прислали. Дева (дева ли?) с рыжими волосами вместе со мною произнесла воззвание к Великому и призвала духов прорицания. Никогда прежде я не чувствовала столь сильно их присутствие. Я обозначила колоду проекцией всех мест и планов Темной Стороны и мест за её пределами, и мы вытянули по карте: на стол легли Дама Пентаклей и Правосудие. Присутствующие понимающе заулыбались.
— Бывает так, что вопрошающему расклад яснее, чем гадалке. Сердце вашего возлюбленного находится у состоятельной дамы, то ли между прошлым и будущим, то ли в самой вечности. Возможно, оно – не совсем то, что вы ищете, возможно, оно связано законом, — добавила я чуть позже.
— Спасибо, Дион. Ваши прорицания много стоят.
— Могу ли я услышать ответ вашей госпожи?
— Я обещала, что попрошу аудиенции. Было решено предоставить её вам, — торжественно произнесла рыжеволосая дева. – Перед вами Королева, что будет править, леди Мэйв. Вы можете сами просить её, о чем хотите.
— Возможно, ваш спутни… ца уже рассказала вам о моих затруднениях. Я повторюсь. Вероятно, вы уже заметили: мой облик явно моложе, нежели мой дух. Многие годы я трачу значительные усилия на поддержание собственной молодости тела и души. Но хочется верить, что мои силы достойны другого применения. Может ли Зимний Двор помочь мне обрести вечную молодость и здоровье?
— Да, но это потребует ответной услуги. Готовы ли вы присягнуть на верность Зимнему Двору?
Сердце мое забилось. Служить феям — о большем я не могла и мечтать. Долгие годы на Темной Стороне я завидовала непосредственности иных виккан, танцующих обнаженными под луной, призывая на свои встречи фей. Но их молитвы оставались без ответа, я же своими собственными глазами смотрела на прекрасную Леди Зимнего Двора. Кроме того, передо мною открылась долгосрочная перспектива — заручиться в лице Зимнего Двора поддержкой Белого Совета.
— Это было бы великой честью для меня, — пролепетала я. Клятва в верности журчала на моих губах колодезной водой. И в какой-то момент я поняла, что безропотное служение в моем случае одновременно становится свободой от тех, с кем я делила кров, но уже давно не разделяла взглядов.
***
Какое-то время спустя я узнала, что в тот момент, когда я и Лорд Маршал произносили воззвание к Богам Золотой Зари, а Леди Мэйв перебирала тонкими аристократическими пальцами карты моей колоды, Нэйвин Гринхилл, хозяйка гриль бара «Полет ястреба», упала в обморок. А очнувшись, рассказала пытавшимся исцелить её магам, о том, что на Тёмную Стороны пришла могущественная сила, которая что-то здесь ищет. Не удивительно, ведь она была обладательницей предмета поисков, хоть он и был не совсем тем, что искала Мэйв. Думаю, теперь я буду с особой осторожностью относиться к предложениям руки и сердца – кто знает, что они несут.
В числе магов, пришедших на зов о помощи очаровательных глупышек Пэтти и Кэтти, была и я. Позже я долго пыталась понять и почувствовать, что за силы пришли на Тёмную Сторону, но сердце мое на этот раз отчего-то было спокойно. Таким удивительным образом сплетаются нити судьбы жителей Темной Стороны Лондона.

История четвертая. Жизнь одного призрака
Когда, пройдя сквозь стены нашего храма, через мою гостиную пронесся призрак – я не удивилась. Каждый день на Тёмной Стороне умирают люди и иные существа, которые способны умереть. Некоторые из них по тем или иным причинам не могут покинуть этот мир. На момент мерцающее лицо показалось мне знакомым, но, порадовавшись тому, что призрак не навестил нас во время одного из сеансов прорицания, вскоре я забыла об этом забавном происшествии.
***
За нами прислал Коллекционер. Мало, кто столь известен на Тёмной Стороне, как и он. Долгие годы он собирает свою коллекцию, в которую попадают самые диковинные вещи, те, у которых нет аналогов или те, что оставили след в истории и стали, таким образом, уникальны. Говорят, только Джон Тейлор и Сьюзи Дробовик знают, где он хранит свою коллекцию. Ну или, может быть, кто-нибудь из великих – Мерлин, например. Много раз ко мне приходили, чтобы, используя свой дар, я нашла место, где скрывается коллекция. Ответ всегда был разным и никого не доводил до добра.
Коллекционер расположился за столиком в одной из VIP комнат чайной «Золотой дракон». Хозяйка заведения, Антея И-Пынь, обладала редким обаянием и красотой. Предпочитая красное и черное как в одежде, так и в интерьере чайной, она поражала своей манящей красотой женщины-вамп. Она рекомендовала наши услуги Коллекционеру, так как была довольна предоставленной Золотой Зарей магической защитой. Передо мной сидел очень усталый человек в костюме для Сафари времен заката Британской Империи. Коллекционер был подавлен.
— Кажется, меня прокляли, — прошептал он. – Самым страшным образом прокляли! Я больше не могу собирать мою коллекцию. Я даже боюсь появиться там, чтобы поместить новые артефакты, вдруг что-то случиться со старыми экспонатами!
Сэмюэль Матерс являлся признанным экспертом по проклятьям и другим магическим воздействиям.
— Знаете ли вы, кто вас проклял?
Коллекционер молчал и раскачивался, сжав голову руками, как обиженный ребенок.
— Мы попытаемся снять проклятье, но для повышения эффективности было бы хорошо знать того, кто наложил его.
В тот момент мне показалось, что Коллекционер убит горем, но позже я догадалась, что он что-то скрывает. После недолгой подготовки, Сэмюэль провёл ритуал. Но его пассы и громкие воззвания, казалось, не имели эффекта.
— Вы что-нибудь чувствуете?
— Нет, — коллекционер выглядел растерянным.
— Я бы рекомендовал вам все-таки навестить вашу коллекцию и попробовать присоединить к ним новые экземпляры. Возможно, вы напрасно боитесь, и все пройдет благополучно, — порекомендовала я.
Когда Коллекционер ушел, Сэмюэль тяжело вздохнул.
— Кажется, Дион, его проклятие сильнее любых, с которыми я когда-либо сталкивался.
— Возможно, не сильнее, а просто иное? – предположила я.
***
Я направлялась в сторону Психиатрической Лечебницы, где мне заказали гадание о том, что случилось с одной из пациенток. Ранее она страдала раздвоением личности, которую доктора приняли за одержимость. Мы собирались изгнать духа, но женщина погибла при обстоятельствах столь таинственных, что не удалось обнаружить даже её тела. По дороге я встретила Леди Мэйв. Сначала мне показалось, что она слегка раздражена, но кто я, чтобы пытаться понять чувства фей? Рядом с Леди, периодически касаясь её блестящих снежной белизной волос, метался знакомый мне призрак. Подойдя ближе, я узнала в ней ту женщину, чья судьба так волновала докторов. Мы обещали предоставить информацию о ней в обмен на услугу, кроме того, мое любопытство подстегивал интерес к психоанализу в столь сложном случае. Избавить Леди Мэйв от досадного портящего образ спутника было бы для меня великой честью.
— Как тебя зовут? — спросила я призрака.
Она с готовностью ответила: «Глория».
Прежде, чем приступать к другим действиям, я решила проверить тот ли призрак, за кого себя выдает. На Темной Стороне шарлатаном может оказаться не только живой человек. Призвав Глорию на спиритический сеанс, я увидела того же призрака.
— Помнишь ли ты, как погибла? – ответ на этот вопрос больше всего волновал господ из лечебницы.
— Нет. Я помню громкий взрыв. Много шума, очень много шума.
— Ты умерла по своей воле?
— Нет.
Значит, Глория не была самоубийцей. Это был уже второй ответ на вопрос любопытных медиков.
— Почему ты находишься рядом с госпожой Мэйв и не покидаешь её?
— Мне хорошо рядом с нею.
— Леди Мэйв, призраки, обычно, приходят к тем, кто как-то был связан с их жизнью. Не помните ли вы эту женщину? Возможно, вы уже где-то встречались?
Пока Леди Мэйв пыталась найти ключи к разгадке в своем прошлом, я решила спросить у призрака:
— Глория, что тебя связывало при жизни с Леди Мэйв?
— Разве это имеет значение?
Призрак не был похож на неупокоенных духов-полтергейстов. Её голос был спокоен, а присутствие никак не проявлялось в физическом мире, кроме разве легких разрядов статического электричества в волосах Леди Мэйв. У меня возникла догадка, которую я решила проверить.
— Глория, работала ли ты когда-нибудь на Коллекционера?
— Да, но это не имеет более значения.
— А что ты умеешь теперь Глория?
— Кажется, я могу проклинать и проходить через стены.
— Я вспомнила, — наконец сказала Мэйв. – Не просто запоминать смертных – вас так много, а век ваш недолог. Ты ведь была среди тех, кто типа пытался на меня напасть?
— Это не имеет более значения.
— Но я не причиняла тебе вреда. Твои спутники погибли, а ты осталась жива. Я лишь оставила на тебе метку Зимы.
— Это не имеет значения.
— Скажи, Глория, что нужно сделать, чтобы ты ушла? –наконец, спросила Леди Мэйв.
— Это не имеет значения.
У меня не оставалось сомнений, что сложности Коллекционера каким-то образом связаны с Леди Мэйв и смертью Глории. Видимо, именно после встречи с Леди Мэйв она потеряла рассудок. Я всё больше сомневалась, что изгнание духа при жизни помогло бы бедняжке. Возможно, её случай вовсе не был одержимостью – а настоящим помешательством.
***
Коллекционер был безутешен. Он не мог поместить ни один экспонат в свою коллекцию – все они, казалось, не сочетаются с тем, что у него уже было. Вся его жизнь потеряла смысл.
— Не помните ли вы, чтобы вы как-то обидели Глорию? — поинтересовалась я. Рядом со мною стояла Леди Мэйв. Казалось, одно её присутствие лишает возможности солгать.
— Нет. Если бы помнил, я бы давно попросил прощения. Дорогая Глория, я не помню, в чем виноват, но прости меня.
— Возможно, вы не заплатили ей гонорар? Послали на слишком легкое или слишком сложное задание?
— Ничего подобного не было. Я всегда исправно плачу своим наемникам и все задания одинаково очень сложны.
— Может быть, вы обещали ей свою любовь или жениться? – предположила Мэйв.
— Неплохая идея, — согласилась я. – Я бы, наверное, расстроилась, если бы подобное обещание, данное мне, не было выполнено.
— Увы, ни любви, ни брака я не обещал.
Мне оставалось лишь развести руками. Я бы могла использовать ретроградный гипноз, но как узнать, в какой момент права Глории были ущемлены? И стоило ли вообще рассчитывать на то, что проклятие лишившейся рассудка женщины было справедливо. Тем временем, Леди Мэйв так и оставалась вместе с Глорией и была обеспокоена её присутствием: «В общем-то она мне не мешает. Но я же типа бываю в приличных заведениях, а она рядом. Скоро меня не будут пускать в здешние бары».
***
Некоторое время спустя мы снова собрались втроем для прорицания. Лорд Маршал Киран зачитал вместе со мною воззвание к Всевышнему, а Леди Мэйв задала свой вопрос: «Что сделать, чтобы призрак Глории покинул её?». Увы, Коллекционер не смог присоединиться к гаданию, поэтому его вопросы остались без ответа, я же не решилась спрашивать что-то для себя, тем более, что всю информацию, обещанную медикам, я уже получила.
Тот не свободен, кто связан.
Тот связан, кто не чист.
Что могло запятнать Глорию? Её одержимость, если она, конечно, была? Жизнь наёмника, сопряженная с нарушением моральных норм человеческого общества? Печать Зимнего Двора? Возможно, общее с Зимним Двором способно даровать не только вечную молодость и здоровье, но и запретить переход в мир иной? Пока я пыталась найти наиболее тактичную формулировку своих догадок, дабы не оскорбить достоинства моей госпожи, Леди Мэйв встала.
— Глория! Я, Леди Зимней Династии Сидов, королева та, что будет править, прошу у тебя, Глории прощение за то, что случилось с тобою по моей вине, и освобождаю тебя от печати Зимы.
Призрак стал чуть ярче и замерцал. Превратившись в вереницу огней, образ Глории унесся под купол моей гостиной, совершил пару виражей и отправился выше.
Всё, что я могла сделать для Коллекционера, — предложить обратиться ко мне или другому аналитику за психотерапевтическими услугами. Возможно, это не поможет снять проклятия, но позволит ему примириться со случившимся. Его одержимость редкостям сама была похожа на психоз или магическое внушение, куда более сильное, чем то, что досталось ему от бедняжки Глории.

История пятая. Томас и Лорд Маршал Зимнего Двора
Алистер Кроули, благодаря своему неописуемому обаянию, легко находил учеников. Конечно, ему сложно было сравниться в этом умении с Сэмюэлем Матерсом, который сумел привлечь в орден волшебных зверушек, изменив, как нам тогда казалось, саму его суть. Видимо, некоторая неразборчивость была свойственна всем главам ордена Золотой Зари на Темной Стороне Лондона. Таким образом, в нашем окружении появился Томас, личный ученик Алистера, молодой человек с задатками жреца и мага, смелый и сильный, а также исполнительный и терпеливый, но, увы, недостаточно рассудительный.
Долгое время Томас проводил за изучением книг в Библиотеке, а также в архивах букинистического салона господина Кроули и, видимо, именно за этим занятием его застала война Ангелов и Демонов, захлестнувшая Тёмную сторону по вине Джона Тейлора и Тёмной Чаши. Хотелось бы верить, что ужас затмил разум Томаса. Иначе невозможно найти причин и извинения последующим событиям.
Скрываясь под тяжестью древних фолиантов, Томас натолкнулся на древнюю книгу, содержавшую истинные имена могущественных сущностей. Выдрав одну из страниц, он кое-как выбрался из-под завалов и сотворил в меру своих умений и возможностей магический круг, куда призвал сущность, чье имя было указано на странице.
Полагаю, Томас ещё больше испугался, когда в кругу в вихре из снежинок перед ним появился Лорд Маршал Киран, которого он принял за рыцаря Зимнего Двора Фей. Мне сложно представить, какие чувства испытывал Лорд Маршал, представ перед смертным по его зову посреди хаоса войны и разрушения – чувства фей не дано понять смертному. Для меня остаётся загадкой, почему он вообще явился на столь слабый зов неполного имени. И уж тем более, части истинного имени было недостаточно, чтобы связать призванную сущность. Ползая на коленях в пыли и обломках стен перед воином фейри, Томас молил того защитить себя от ангелов, но в ответ услышал лишь смех. После чего лорд удалился, оставив Томаса гадать о возможных последствиях совершенного проступка.
К чести Томаса, когда страсти войны улеглись, ему хватило смелости рассказать своему учителю о происшедшем. Алистер был в бешенстве, но ни на секунду не оставлял надежды использовать страницу с именем на благо ордена. Нарушив все мыслимые законы Светлого Совета, он полагал, что зимняя магия сможет защитить его от знаменитого фуэго Гарри Дрездена. С другой стороны, нам уже было известно о связи Зимнего Двора с Белым Советом и подобной поддержкой можно было заручиться лишь путем шантажа. Рыцари Лета и Зимы – единственная активно действующая сила фей, поэтому, как казалось Кроули, Зимний Двор пойдёт на все уступки, дабы вернуть страницу из книги.
Сейчас, когда я уже стала вассалом Зимнего Двора и узнала немного о характере фей, я сомневаюсь в действенности подобного плана. К счастью, Томас и его учитель, не успели приступить к его осуществлению. Однажды вечером на пороге моего салона появились Леди Мэйв и Лорд Маршал Киран, в котором я узнала рыжеволосую кокетку, посещавшую мои сеансы прорицания. На сей раз они предстали в своем истинном обличии – не было нужды скрывать холодную красоту перед смертными. Ни взглядом, ни жестом, ни каким другим действием они не выдали, свершившегося между нами договора.
— Мы бы хотели говорить с Алистером Кроули, — обозначила цель визита Леди Мэйв.
— Вы видите его перед собой, — твердо ответил Алистер.
— Я – Мэйв, леди Зимней Династии Сидов, королева, та что будет править.
— Поздравляю, — откликнулся Сэмюэль. – А я Сэмюэль МакГрегор Матерс. Говорят, в моем роду тоже были правители из вашей знати.
Повисла неловкая пауза.
— Полагаю, госпожа, Сэмюэль намекает, что многие из его предков по женской линии говорили о своем родстве с вами, а некоторые даже назывались вашим именем. Семейные предания МакГрегоров крайне интересны, с мифологической точки зрения, разумеется.
— Забавно. Смертные придумывают такие смешные сказки. И так – к цели нашего визита. Она касается вашего ученика, господин Кроули.
— Томаса, я сейчас же позову его.
Томас не заставил себя долго ждать.
— Мы бы хотели обсудить крайне оскорбительные действия со стороны вашего ученика и, следовательно, вашего ордена.
В разговор вмешался Лорд Маршал:
-Ваш ученик… как вы его назвали – Томас? Недавно призвал меня по истинному имени и пытался просить о защите. Я едва услышал его зов, но, тем не менее, решил откликнуться. Полагаю, поведение вашего ученика нанесло оскорбление всему зимнему двору, вы так не считаете, господин Кроули?
— Я могу вас понять, но каким образом мы можем загладить нашу вину?
— Полагаю, Томас воспользовался для призыва «Драконьей книгой». Это крайне могущественная вещь, её появление на Тёмной
Стороне угрожает двум дворам фей и не только нам. Мы бы хотели вернуть её.
Томас напряженно молчал. Видимо, ужас от повторной встречи с Лордом Маршалом, лишил его дара речи.
— Томас, вы, конечно, совершили оплошность, осмелившись призвать рыцаря…
— Маршала, дорогая Дион! Перед вами Лорд Маршал Зимнего Двора.
— Извините, это лишь усугубляет провинность. Но, насколько я помню, у вас была лишь страница из книги, Томас?
Томас испуганно кивнул.
— И где же она находится теперь? — поинтересовалась Леди Мэйв. – Мне было бы крайне неприятно, если бы кто-то ещё решил её воспользоваться для вызова Лорда Кирана.
— Я её потерял, — шепотом выдавил из себя Томас.
— Что? – переспросила Леди Мэйв. Холод её голоса действовал сильнее зимней магии.
— Я её потерял. Я не знаю, где находится страница. Не могу вспомнить.
— Я могу помочь вам это сделать, молодой человек.
— Я бы предпочел воспользоваться для этого возможностями госпожи Форчун.
Я посмотрела на Леди Мэйв и уловила легкий кивок. Томаса уложили на кушетку, Алистер и Сэмюэль приглушили свет. Томас всегда легко поддавался внушению. Его глаза покорно следовали за маятником, я почти физически ощущала искренность его намерения вспомнить.
— И так, Томас, сейчас ты окажешься там и тогда, когда ты в последний раз держал страницу из «Драконьей Книги» в руках. Где ты?
— Вокруг слишком темно. Кажется, я на улице.
— Рядом с тобою есть кто-то?
— Да. Человек в темных длинных одеждах. Я не вижу его лицо, его будто бы скрывает туман. Я отдаю ему страницу и получаю деньги.
— Посмотри на свои руки. Ты видишь их?
— Да.
— Переведи взгляд на лицо собеседника. Ты можешь разглядеть его? Попробуй вглядеться в туман.
Томас изогнулся дугой. Все тело его сковали судороги. Лицо исказил ужас. Он страшно закричал. Я с трудом ухватила его руку, которая пыталась отбиваться от незримого врага.
— Томас, все в порядке. Сейчас я сосчитаю до трех, и ты проснешься.
Пока Томаса поили водой, я пыталась понять, что же произошло. До сего дня я лишь сталкивалась со случаем, когда мне не удалось проникнуть в чужой разум и снять ментальный блок, но тогда мне пришлось работать с нечеловеческим существом из Бездны. Очевидно, я столкнулась с гораздо более сильным гипнотизером. Кто это мог быть? Вампиры? Чистильщики? Зимний Двор? Помня, что феи никогда не лгут, я решилась спросить:
— Лорд Маршал, скажите, не вы ли выманили у Томаса страницу и лишили его возможности даже помнить об этом постыдном инциденте.
— Госпожа Форчун, зачем мне это? Если бы страница была у меня, я бы не стоял перед вами и не требовал его выдачи. Нет, я не общался с Томасом да и не вспоминал о нем до сего дня с момента инцидента с вызовом.
— Возможно, это был кто-то другой из Зимнего Двора? – уточнил Кроули.
— Если это и так, то нам об этом не известно, — холодно ответила Леди Мэйв.
— Возможно, мы могли бы в качестве извинения, каким-то образом помочь Зимнему Двору? — поинтересовался Кроули.
— Да, я могу предложить вам договор. Вы приносите нам страницу из «Драконьей книги», а мы оставляем вас в покое и не приносим вам вреда. Согласны ли вы?
Кроули кивнул. Лорд Маршал столь знакомым мне жестом снял перчатку и протянул Алистеру руку. «Как вы знаете, обещание, данное феям, невозможно нарушить».
***
С этого дня поведение Томаса изменилось. Он ходил мрачнее тучи и был уже не столь прилежен в изучении магии. Концентрация его страдала, и он допускал досадные ошибки, которых не позволял себе прежде. Увы, наша оплошность, что он присутствовал во время обсуждения возможной судьбы страницы «Драконьей книги» на Темной Стороне. Тётя Сима выяснила у кого-то, что след её обрывается в клане И-Пынь. С того вечера мы больше никогда не видели Томаса и не получали от него никаких вестей. Мне бы хотелось верить, что он всего лишь покинул нас, самостоятельно отправившись на поиски книги для Зимнего Двора. Но мой дар подсказывает мне, что дальнейший путь Томаса лежит за пределами Тёмной Стороны и известного мне мира.

История шестая. Красный дракон, или несостоявшийся альянс
Алистер Кроули помимо других достоинств, отличается редкой способностью найти клиентов для магов Золотой Зари там, где никто другой и не подумал бы искать. Антея И-Пынь, обаятельная хозяйка чайной «Красный дракон», благодаря долгим беседам с господином Кроули и, видимо, обсуждению наших магических талантов, попросила обеспечить «Красному Дракону» магическую защиту. Собравшись всем орденом, мы совершили ритуал круга. Томас ассистировал нам с особым усердием – это был один из первых открытых ритуалов, в котором он принимал участие.
Но, видимо, нашей защиты было недостаточно. По Темной Стороне ходили слухи о том, как вампиры собираются воспользоваться сердцем Мерлина, дабы сотворить ужасный ритуал и уничтожить Тёмную Сторону. И свершиться этот ритуал должен был непосредственно в чайной «Красный дракон». Мне не известно, кто распространял этот слух. Не верится, чтобы Леди Охотник могла опуститься до столь низкой лжи. Более того, подобная версия не выдерживала никакой критики. Всем известно, что если ты вампир, то живешь долго и не меняешься. В подобных условиях особо ценно место, в котором окружающие с пониманием относятся к любым временным аномалиям, не задавая лишних вопросов. Иными словами, Тёмная Сторона Лондона — мечта вампира и тихое пристанище для многих из них. Ни один вампир не захочет его уничтожить и, вероятно, при случае будет готов встать на защиту своего гнезда. Кроме того, Алистер, которого Антея посвятила в свои тайны, знал, что в чайной планируется всего лишь праздник в связи с днем рождения одной из девочек — довольно невинный ритуал, не требующий кровавых жертв и возлияний.
Увы, то, что было очевидно нам, было не очевидно многим другим. Кроули обещал поддержать Красный Дракон в случае прямого противостояния. К нему присоединился Матерс, я же воздержалась от обещаний. Все, чего мне хотелось, чтобы мои друзья не пострадали.
***
В то время на Тёмной Стороне внезапно выпал снег и наступила зима. Холод меня больше не волновал, но прослышав про гнев Королевы Мэб, той, что правит, я отправилась полюбоваться на проявление силы Зимнего Двора – Ледяные Скульптуры перед баром. Встретив Лорда Маршала, я узнала, что бедняги попытались обвинить его в использовании фальшивых денег. Даже здесь, на Темной Стороне, фальшивомонетчиков сурово карают, а рассудительные парни господина Уокера следят за исполнением предписанных наказаний. Но Зимний Двор оказался им не по зубам – поэтому они замерли, скованные льдом на том самом месте, где попытались оскорбить Королеву Мэб.
Маршал Киран так же попросил меня передать господину Кроули предложение обсудить условия сотрудничества. Увы, не успела я удалиться от скульптурной композиции «Рассудительные парни перед странными парнями», как услышала истошный вопль. Смутно знакомый голос то ли Кэтти, то ли Пэтти раздавался в ночи и звал на помощь. Добравшись до источника шума, я увидела Алистера Кроули, лежащего на земле с руками, простертыми будто бы для распятия. Тело его покрывали множественные раны, как будто на него напал огромный зверь. Когда я попыталась представить себе размер когтей нападавшего, у меня перехватило дыхание.
Несмотря на тяжелые раны, Алистер был жив. Я потратила остатки сил на ритуал исцеления. Все это время Лорд Маршал ожидал аудиенции господина Кроули. Его предложение было простым: Зимний Двор был готов провести всех представителей Золотой Зари в «Красный Дракон», накрытый мощным кругом Ватикана, в обмен на присягу Золотой Зари в верности Зимнему Двору. Даже я, мечтая о службе феям, понимала, что ни Кроули, ни Матерс не пойдут на это. История с «Драконьей книгой» добавила им уважения к феям, но сильно уменьшила их желание сотрудничать. Кроме того, на тот момент Матерс уже был связан клятвой с другой сущностью, возможно, более могущественной и мстительной, нежели феи.
Потеряв время на переговоры с Лордом Маршалом, Кроули и Матерс поспешили к Красному Дракону. Над крышей чайной поднимались клубы дыма. Увы, я была бессильна помочь моим друзьям в битве. После ритуала исцеления все магические силы покинули меня. Если быть до конца откровенной, я боялась гнева Зимнего Двора, если вмешаюсь в бой на стороне вампиров Красной Капеллы. Все, что мне оставалось – помощь раненым.

История седьмая. Слепой Пью
В некоторых людях нечто неуловимое выдает героев. Возможно, фанатичный блеск в глазах или негибкость этических принципов. Возможно, длинный плащ и маска на лице. Таков был Роршах, появившийся в гадательном салоне «Inner Light», чтобы помочь другу.
Слепого Пью уважали, а кое-кто почитал как святого. Викарий смело появлялся на улицах Тёмной Стороны Лондона в сером плаще поверх рясы, высокий, широкоплечий, с львиной гривой седых волос и с простой серой повязкой на глазах. Казалось, порок попросту не мог коснуться его, не рассеявшись при этом в высших сферах. Пью был не предвзят – слепое воплощение Фемиды. Не поэтому ли однажды тётя Сима выбрала его судьей на конкурсе чехарды?
— Боюсь, его душой завладел дьявол, — Роршах говорил громко и четко, голос его хрипел и иногда срывался от страсти. – Вы видели её? Красивая девушка, что не отходит от него ни на шаг.
— Она демон? – я старательно изобразила удивление. Господин Кроули очень хотел помочь Роршаху и Уокеру. С одной стороны, его обещание могло бы защитить нас от внезапных нападок Властей. С другой — в лице героя всегда можно получить выгодного союзника. В планируемом Кроули и Матерсом предприятии нам нужны были сильные защитники и покровители.
— Да! Её уста изливают ложь в его уши и старина Пью, как бы это сказать, становится…
— Более толерантным? – догадалась я.
— Да! Он теряет хватку. Слепой Пью стал терпимым к пороку. Он лечит слуг Сатаны и прощает проступки. Частенько появляется в «Сне Лилит».
Я не знала, чем помочь. Мой личный кодекс говорил, что нельзя спасти того, кто не хочет быть спасенным. А я видела Пью. Да, голос его был мягче. Он не расставался со своею спутницей, и я уверена, будь у Пью глаза, я бы разглядела в них не страсть, но истинную любовь. Мне не верилось, что викарий-вольнодумец мог пойти на сделку с Дьяволом, если только не во имя одной из христианских добродетелей. Но Алистер не унывал:
— Дион, вы могли бы вернуть ему память, о том, кем он был, — предложил он.
— Сомневаюсь, Алистер. Полагаю, Пью не страдает амнезией. Иногда некоторые события в жизни заставляют нас пересмотреть ценности.
— Мы могли бы изгнать её, полагаю, как уже изгоняли многих тварей.
— Безусловно, и уже завтра она вернется? – идея мне совсем не нравилась.
— Это было бы крайне нежелательно, — заметил Роршах. – Думаю, это причинит Пью неизбывную сердечную рану. Я бы не хотел быть причиной его тоски.
— Вы же его друг, почему бы вам просто не поговорить? – предложила я.
Роршах тяжко вздохнул.
— Четыре часа. Целых четыре часа я потратил на то, чтобы убедить его! Все безрезультатно.
— Мы подумаем, что можно сделать, — предложил Алистер. – А сейчас нам нужно побеседовать с коллегами.
Роршах ушел, кажется, так и не отыскав надежды в наших словах. Какое-то время спустя он все-таки заключил договор с Кроули: если Золотая Заря найдёт способ избавить Слепого Пью от демоницы, он обещает оказать нам любую услугу по нашему желанию в обозначенные нами сроки.
***
В кухне чайной всё ещё продолжался бой. Я слышала шипение вампиров, молитвы Джессики Сандерс и чьи-то отчаянные вопли. У самого входа в зал лежал Пью. Над телом склонилась его вечная спутница. Мое сердце похолодело – мне показалось, что она решила воспользоваться моментом и добить викария. Но подойдя ближе, я поняла, что оба они без сознания. Закрыв глаза и представив картину боя, я поняла, что в какой-то миг она пыталась закрыть его своим телом. Послышался шорох. В бреду Слепой Пью пытался дотянутся до моей руки: «Вынеси её, ей больно», — прошептал он. Мне понадобилось несколько минут, чтобы погрузить Пью в глубокий исцеляющий сон. Прислушавшись, я поняла, что сила круга, освященного Ватиканом, ослабла. Стены чайной ещё хранила защита, сделанная мною, а значит –я могла вынести тело и спасти… демона? В какой-то момент я вспомнила о договоре, заключенном Алистером. Добить её сейчас – и все его планы осуществятся. Увы, в голове моей ещё звучал голос Пью. «Ей больно».
Тело демона оказалось легче, чем я думала. Несколько минут я искала помощи, но никто не брался за исцеление существа из Ада. Так я натолкнулась на главного врача психиатрической больницы. Признаться, я сомневалась в его лечебных навыках, но выбора не было. Я была рада даже грамотной перевязке ран.
Так или иначе, в следующий раз, когда я повстречала Пью, я была рада видеть его счастливым под полной луной вечной ночи Темной Стороны Лондона.

История восьмая. Исполнение желаний

Здесь, на Тёмной Стороне Лондона, где боги и чудовища ходят по одним и тем же улицам, а подчас посещают одни и те же сеансы групповой психотерапии, — ты регулярно попадаешь в ситуации столь же опасные, сколь и причудливые. Невинное, казалось бы мероприятие, может с равной вероятностью превратиться как в вакханалию, так и в террористический акт.
Я не попала на выставку Вирджинии Честерфилд, несмотря на то, что объявление в Найт Ночной Таймз звучало крайне интригующе: «Вы знаете что-то о современном искусстве? Нет, Вы уже отстали от жизни! Сегодня, в 3 часа ночи (23:00 GMT). Бар «Сон Лилит». Открытие выставки юной художницы Вирджинии Честерфилд. 11 полотен о чёрном и белом, 11 картин боли и радости. Спешите!». Дела ордена, связанные с обязательствами перед множеством организаций, сотрудничества которых пытался добиться Сэмюэль, не оставляли мне времени для культурного досуга. Сегодня же я склонна думать, что рука проведения защитила меня от визита в «Сон Лилит» в тот вечер.
Первым на пороге салона «Inner Light» появился Джон Тэйлор. Он нёс на руках привлекательную девушку в просторных бежевых одеждах. На секунду я задумалась, вспомнив о моем пророчестве волшебным зверушкам. Но на тот момент, у меня уже были основания отбросить мысли о жрице Баст.
— Что случилось, Джон?
— Мне пришлось её оглушить. Я сам не понял, что происходит. Она просто смотрела на картины и вдруг начала бросаться на окружающих. К счастью, я вовремя позаботился о безопасности. Скажите, можно ли ей помочь?
— Первым делом нужно залечить, нанесенные вами травмы. Дальше, думаю, посмотрим по ситуации.
Мне пришлось погрузить её в глубокий исцеляющий сон. Я лишь надеялась, что когда она придет в себя, все пройдёт само собою и мне не придется обороняться от разъяренной современным искусством женщины.
***
Моя гостья всё ещё была без сознания, когда в дверь постучала сама Сабрина Арк – хозяйка бара «Сон Лилит», дама во истину демонической красоты.
— Госпожа Форчун, возможно, только вы сможете помочь, что мне делать?
Она была растеряна и испуганно оглядывалась по сторонам.
— Понимаете, это как легенда о юноше, что посмотрел на свое отражение и влюбился сам в себя.
— Вы имеете в виду Нарцисса?
— Да-да. Наверное. – Сабрина казалась рассеянной. Будто бы каждое слово ей давалось с трудом, как бывает в момент пробуждения. — Но мне не нужны зеркала. Зачем? И вот он появился в моей голове, его голос – это так не выносимо!
— Кто он? Что с вами случилось?
По её телу заметно пробежала дрожь. Осанка выпрямилась. Несмотря на обтягивающее одеяние, Сабрина широко расставила ноги и рукой со сжатым кулаком оперлась о стол.
— Так странно, женское тело. Где я?
— Вы в гадательном салоне “Inner Light”. Вы пришли сюда за помощью, с кем я говорю сейчас?
— Ооо! Я подхожу ей лучше всех, ей нигде не найти лучше. Это так мучительно – она не понимает, насколько я хорош.
— Но кто вы? Зачем вы пришли?
— Чтобы доказаться, объяснить… — его голос прервался.
Тело Сабрины снова обмякло. В этот момент в гостиную ворвались её подруги.
— Что с нею?
— Мне сложно сказать. Со стороны очень похоже на одержимость. Как это случилось?
— Собственно никак – она просто смотрела на картины и вдруг начала себя странно вести. Она говорит о себе, как мужчина.
— Я уже заметила. Похоже, что она борется. Мои друзья из ордена Золотой Зари обладают секретом изгнания демонов и других сущностей…
— О нет! Боюсь это недопустимо.
Вторая девушка из бара потерянно оглядывалась по сторонам. Она бродила вдоль книжных стеллажей. После чего обняла ноги своей госпожи и расплакалась. Тем временем, Сабрина пришла в себя.
— Где я?
— Сабрина, вы в гадательном салоне “Inner Light”, вы пришли сюда за помощью. Помните?
— Да, припоминаю.
— Скажите, помните ли вы то, что было несколько минут, когда вы говорили чужим голосом?
— Да. Этот голос постоянно в моей голове, это ужасно мешает! Такой чужой мужской голос. Невозможно, ни на чем сосредоточиться.
— Признаюсь, я не до конца понимаю происходящее с вами, но похоже, что вы каким-то образом стали одержимы мужскою частью своей… ммм… души.
Я старалась не задумываться если у демонов душа или психика, и каковы должны быть особенности анализа, применимо к их сути.
— И что же теперь делать?
— Я бы могла предложить попытаться изгнать гостя в вашей голове, но это не лучший способ и может повлечь за собою неприятные последствия. И психологические, и, в вашем случае, … экзистенциальные. Вы можете попытаться договориться. Объяснить ему, что принимаете его и понимаете, что он лучший для вас. И, наконец, есть ещё один вариант… Вы можете найти мужское тело, которому попытаетесь передать свою одержимость. Из вас тогда может выйти идеальная пара.
Я постаралась улыбнуться.
***
Позже я узнала, что девушка, свернувшаяся у ног Сабрины, была демоном, который внезапно стал человеком. Кажется, морок, наведенный картинами Вирджинии, рассеялся сам собою какое-то время спустя. Наша первая посетительница пришла в себя и очень удивилась положению дел. Её забрал человек Тэйлора. Ближе к ночи Сабрина снова встречала посетителей за барной стойкой и жаловалась лишь на лёгкий шум в голове.
Тайна картин Вирджинии Честерфилд так и осталась для меня нераскрытой. Возможно, они проникли в самую глубь бессознательного своих ценителей и жертв, чтобы подслушать их сокровенные желания и пусть ненадолго провести их в реальность. Всего на несколько минут подавленные мечты стали явью, лишь поманив своих обладателей, чтобы снова кануть в забвение.

История девятая. Черная статуэтка
Через букинистический салон господина Кроули часто проходили редкие книги. Говорят, даже «Драконья книга» когда-то украшала его стеллажи, не говоря уже о «Четырехкнижии». Не удивительно, что именно Кроули натолкнулся на описание древнего культа богини Баст, которая дарует своим жрицам вечную молодость во имя служения. Возможность служить кошачьей богине передавалась по наследству. У нас были основания полагать, что на Тёмной Стороне присутствовала одна ныне здравствующая наследница древнего культа.
Каждый из нас: Сюмюэль Лидделл МакГрегор Матерс, Алистер Кроули и ваша покорная слуга Дион Форчун — за долгие годы жизни на Темной Стороне Лондона и какое-то время до этого поддерживали здоровье и молодость своих тел при помощи практики ритуала «Тело Феникса». Необходимость каждый день совершать один и тот же ритуал, возвращаясь в места, где действенны законы природы и существуют явления восхода и заката, было затруднительно. Поэтому когда Кроули узнал про культ Баст, им овладела идея во что бы то ни стало найти её последнюю жрицу и выяснить секрет её бессмертия, а также возможность передачи его третьему лицу, например, кому-то из членов ордена. Мы не были до конца уверены, не перейдут ли вместе с бессмертием к жрецу иные особенности служения культу, возможно, долги и обязательства перед древним богом.
Так или иначе, чтобы исследовать вопрос, необходимо было найти чёрную статуэтку – ключевой артефакт в обряде инициации жрицы. Часто бывая в чайной «Красный дракон», мы видели одну кошачью статуэтку. Она занимала почетное место в нише со свечами среди других фигурок-нэцке. Но в той статуэтке не было ни капли магии. Поэтому следующим шагом было обратиться к тому, кто может найти всё, что угодно. Мы уже имели опыт общения с Джоном Тэйлором, когда были обеспокоены возможностью появления на Тёмной Стороне сердца Мерлина. Тогда мы пытались убедить Тэйлора не искать сердце, кто бы его ни попросил. Но Джон оказался принципиальным человеком: он не отказался от своей работы и не выдал своего заказчика. В целом, он производил впечатление человека, которому можно было доверять. Но одно дело поручить Тэйлору поиски статуэтки, другое дело – посвятить в тайну культа и просить найти жрицу.
Заключить сделку и ждать было не в наших правилах. Нашим главным козырем была несравненная тётя Сима. С одной стороны, побывав в Психиатрической Лечебнице, она заметила чёрную с золотом статуэтку в кабинете главного врача. С другой стороны, там же ей удалось заключить сделку, гарантировавшую исполнение по требованию одной из наших просьб. Нужна в услугах Тэйлора могла уйти, если бы после визита тёти Симы, статуэтка не пропала.
Тёте Симе удалось заключить договор с феями Зимнего Двора, которые обещали указать ей жрицу Баст. Но и тут нас постигла неудача. Несмотря на то, что указанная девушка подходила под описание, полученное мною в процессе прорицания, она не была жрицей. И более того – кем она была на самом деле, мы не знали. Пока инцидент с картинами Вирджинии не натолкнул меня на мысль, что эта некая агрессивная хищная сущность. Наследница культа же должна была быть обычным человеком, ожидающим момента инициации, чтобы впустить в своё тело древнюю Баст.
***
Я уже была готова делать расклад, чтобы прояснить, почему от нас отвернулась Леди Удача, когда Тэйлор сообщил Кроули о том, что обнаружил статуэтку. Он хотел, чтобы мы определили, является ли она магическим предметом, а в обмен был готов познакомить нас с настоящим владельцем чёрной кошки. Мы назначили встречу на ближайшее время в одной из V.I.P. комнат «Полёта ястреба».
Владельцем статуэтки оказался крупный мужчина восточного типа. Его огромные, как у скандинавский троллей, ручищи сжимали ростовую метлу. Почему-то рядом с ним метла выглядела угрожающим оружием. Статуэтка стояла на столе, будто бы все присутствующие боялись к ней прикоснуться. Египетская кошка восседала в позе сфинкса на позолоченном постаменте. Надпись гласила: «Баст У…». Остальные буквы, видимо были стёрты временем. От статуэтки заметно веяло силой. Сомнений быть не могло – перед нами была настоящая статуэтка.
— Это Дворник, он нашёл статуэтку. В мусоре, полагаю, — сообщил нам Тэйлор.
— Добрый день, — Кроули старался быть дружелюбным. – Мы бы очень хотели заполучить эту вещь, скажите, что бы вы за неё хотите?
— Например, честный ответ на один вопрос, — ответил Дворник, тяжело опираясь на свою метлу.
— Думаю, с этим не возникнет проблем.
— Скажите, зачем вы на Тёмной Стороне?
Алистер задумался. Статуэтка была столь ценна, что в вопросе виделся подвох.
— Тёмная Сторона открывает широкие возможности перед магом. Здесь я могу найти то, что мне нужно, а мои услуги пользуются спросом. Поэтому я на Тёмной Стороне.
Дворник передал нам статуэтку, а Джон Тэйлор получил щедрую награду, что с ним случалось нечасто.
***
Вокруг статуэтки разразились споры. С одной стороны, она была бесполезна в отсутствии жрицы. С другой — у нас так и не было единого плана. Ранее Кроули хотел провести эксперимент: подменить в ритуале жрицу на Томаса, таким образом опробовав на нём последствия переключения процесса инициации. Но Томас куда-то запропастился, а использовать в качестве морской свинки волшебных зверушек Алистер не решался.
Именно тогда у Сэмюэля возникла интересная идея. Пантеон Золотой Зари к тому моменту был разношерстен, но в большинстве своем Боги молчали в ответ на наши молитвы. Силы мы черпали из неисполненных обещаний и неведомых даже нам самим источникам. Присоединение к пантеону могущественного божества могло оказаться полезным. Матерс надеялся, что сотрудничество выгодно и самой Баст. Ведь известно, куда попадают Боги, в которых никто больше не верит. Не думаю, что Чёрная Кошка хочет оказаться на задворках мира в аллеях Шедоуфолз.
Поэтому мы решили организовать ритуал вызова Богини. Мы хотели призвать Баст, чтобы просить её о покровительстве и предложить помощь: в виде наших молитв, а также обнаружив и защитив жрицу до момента ритуала. Баст явилась на наш зов. Мы все услышали низкий женский голос: «Не подходишь! Нужна истинная. Приведите мне её!» Человеческая фигура с головой кошки в темной хламиде указывала на меня правой рукой: «Уберите дрянь!». Со столь свойственным кошкам величием, она перевела взгляд на Алистера: «Помни! За тобой должок!»
Увы, никто из нас не знал, кто проникнет в наш мир вместе с духом Баст, ведь имя, нацарапанное на статуэтке было искажено, а у нас не было никаких средств его выяснить. Силы надолго оставили нас. Теперь было совершенно ясно: чтобы воплотить идею Матерса, нужно найти наследницу культа.
***
Нам повезло второй раз. Пока мы думали, как объяснить Тэйлору, кого мы ищем, он сам появился на пороге салона “Inner Light” в сопровождении хрупкой девушки в бежевых одеждах с крупной брошью в виде головы кошки.
— Кажется, я нашел владельца вашей статуэтки, господин Кроули, — сказал Тэйлор.
— Вы утверждаете, что черная кошка принадлежит вам? — поинтересовался Алистер.
— Если быть точной –моей семье. Она передается из поколения в поколение.
— В таком случае, вы должны знать о её особой ценности.
— Безусловно.
— Дело в том, что нам стало известно о древнем культе Богини-Кошки, с которым связана ваша статуэтка. И, видимо, вы – тот человек, который сможет вернуть Баст в наш мир. Готовы ли вы к этому?
— Да, — девушка едва заметно кивнула и наклонила голову, прислушиваясь, как кошка. – В том состоит мое предназначение.
— Мы бы хотели участвовать в ритуале и просить Богиню о покровительстве, чтобы она примкнула к пантеону ордена Золотой Зари. В ответ мы готовы обещать вам защиту до и в процессе ритуала и хранить статуэтку столько, сколько это потребуется. Готовы ли вы пойти на наши условия?
— Да.
Договор был заключен и подписан кровью. Жрица обещала помочь нам с нашей просьбой. Было назначено время и место встречи. Джон Тэйлор снова получил щедрое вознаграждение.
***
Мне не нравилась сама мысль о включении кого-либо из Древних в пантеон Золотой Зари. Невозможно было предсказать последствия. Кроме того, призванная Баст не проявила дружелюбия ни ко мне, ни к Алистеру.
Кроули и Матерс не задумывались о тех, кто мог пытаться предотвратить ритуал. Я же пыталась оценить все возможные риски. С одной стороны, появление на Темной Стороне нового сильного игрока – аватара древней богини – безусловно, должно было расстроить текущие Власти и представлявшего их интересы господина Уокера. Психиатрическая Лечебница, полагаю, не случайно пыталась завладеть статуэткой. Вероятно, они имели представление о том, зачем может потребоваться столь мощный артефакт. Зимний Двор, принимающий законы магии Белого совета, так же не желал, чтобы воскрес кто-то из Древних. Полагаю, появление Баст могло стать также личным вызовом их гордости – мало кто мог сравниться с династиями Сидов по древности и могущественности. И, наконец, Гарри Дрезден с его могущественным Фуэго был готов покарать любого, кто так или иначе связан с Древними.
Я не знала, кто из заинтересованных лиц может обладать информацией о времени и месте проведения ритуала. К счастью, в это время распространился слух о том, что вампиры Красной Коллегии задумали совершить ужасный ритуал: уничтожить всю Тёмную Сторону при помощи сердца Мерлина. Большинство из потенциальных противников ритуала пытались выяснить, насколько эта сомнительная история может быть правдой, и определить свою позицию на случай прямого противостояния.
Господин Кроули привлек для защиты всех своих друзей. С нами отправились Слепой Пью, тётя Сима с орденским пулеметом, двое вооруженных вампиров. Мы надеялись так же привлечь Роршаха и алхимика, но время поджимало. Как только все участники ритуала собрались вместе небо заволокли тяжелые снежные тучи. Сильно похолодало. Белые хлопья сыпались с неба. И, несмотря на то, что холод мне был не страшен, и я подозревала, что кто-то смог разгневать Королеву Мэб, снегопад слепил меня так же, как и остальных людей. Вряд ли непогода могла остановить наших врагов. Мы не могли увидеть, как дорогу нам преградили два интересных существа. Они будто бы возникли из самого сердца бури. Чёрный, как смоль, демон и огненная птица. Они внимательно нас осмотрели – я ощутила легкое прикосновение магии.
— Знаете ли вы, что кто-то задумал провести в мир великое зло?
— Кто-то всегда пытается это сделать, — заметил Кроули. – Знаете ли, никто не сходит с ума, призвав Дьявола, надо быть по-настоящему сумасшедшим, чтобы даже пытаться это сделать.
Птица на миг задержала на мне взгляд. Но, кажется, они были бессильны нас остановить. Слова о великом зле редко кого трогают на Тёмной Стороне. Прожив некоторое время под одной крышей с сыном Сатаны, я привыкла слышать разное. Моё собственное пророчество привело к распространению слуха о надвигающейся тьме. Но на этот раз мне стало не по себе. Кроули не любил говорить о своих неудачных опытах по вызову древних. Он молчал и не распространялся о том, что за твари пришли к нему из Бездны, какое обещание его связывает. Возможно, мы все вместе собирались совершить ту же ошибку. И на этот раз идея принадлежала моему возлюбленному учителю Сэмюэлю Матерсу. Увы, у меня не было времени на разговоры – лишь надежда, что мои друзья не пострадают.
***
Покинув Тёмную Сторону по одной из тайных троп, мы оказались в лондонском пригороде. Я и тётя Сима подготовили круг и расставили свечи. Жрица утверждала, что ритуал аскетичен и ей больше ничего не понравится. Ещё раз меня кольнуло сомнение – опыты магии Золотой Зари основывались на богатой и четкой системе, требующей учета всех ньюансов призыва. Кого мы приведем в мир при помощи двух свечей и чёрной статуэтки?
Сэмюэль встал лицом к Жрице вне круга, дабы первым поклониться Баст и принести ей свою клятву. Памятуя опыт неудачного вызова Богини, Кроули и я решили занять оборонительную позицию с нашими помощниками, окружив место ритуала кольцом. Кто бы ни появился из тьмы: будь то хоть Уокер, хоть сам Сатана – мы бы сражались до последнего. Но никто не пришёл.
— Баст Ультарская, взываю к тебе, приди! – раздался голос в ночи.
— Баст Ультарская, взываю к тебе, приди!
Жрица повторяла воззвание и в какой-то момент я начала надеяться, что оно останется без ответа, но увы, воздух сотрясся от мощи ответа:
— Я здесь.
В тот же миг я поняла, что жрицы больше нет. Я поймала на себе взгляд вертикальных зрачков и почему-то уже знала, что услышу дальше: «Ты предалась фейри, уйди». Под тяжестью указующего перста Богини, я повернулась спиной к своим друзьям и побрела по ночной тропе туда, где всегда три часа по полуночи, в
«Сне Лилит» играет музыка, а «Полёт Ястреба» приветствует всех улыбками Пэтти и Кэтти. Спиной я чувствовала, как оставляю позади самую большую любовь моей жизни, долгие годы служения Древним Богам и преданную дружбу адептов и посвященных Золотой Зари.

Эпилог. Орден умер, да здравствует новое основание!
Орденом Золотой Зари на Темной Стороне Лондона, с момента его основания, управляли два Магистра, равноправные партнеры и вечные соперники: Сэмюэль Лидделл МакГрегор Матерс, и Алистер Кроули. Позже, к ним присоединилась и я, гадалка и провидица Дион Форчун. Вместе мы работали и участвовали в самых увлекательных приключениях, которые может себе позволить викторианская женщина-маг на Тёмной Стороне. Мы пережили смену тысячелетий и войну Ангелов и Демонов. Наша магическая защита укрывала от опасностей лучшие заведения Темной Стороны Лондона. Пока мы были вместе, нам троим не было равных в бою, а наша мудрость позволяла не демонстрировать собственной мощи. Но пришло время разделиться.
***
— Кто это сделал? – спросила я, когда Лорд Маршал Киран удалился, а мы спешили на защиту «Красного дракона».
— Йог-Сотот. Мой старый долг, — скупо ответил Алистер.
— Что ты собираешься делать? Не может же вот так просто бродить по Темной Стороне вечно голодная тварь из Бездны?
***
Передо мною на полу бара корчилось самое мерзкое создание, какое я когда-либо видела – один из Обитателей Порога. Переливающиеся всеми цветами радуги щупальца кое-где обнажали чёрные длинные когти. Почему-то не возникало сомнений, что они острее стали. Тварь источала зловоние. Бешено вращая множеством глаз в самых неожиданных местах своего бесформенного тела, она прохрипела: «Я помню, за тобой должок!»
— Именем Найтвиш и Моторхед, приказываю тебе покинуть наш мир. Изыди туда, откуда ты пришел. Моя воля впиваются в тело, / оставляя глубокие раны… / Сила Бога полнит меня. / Отравляя твой путь / Изгоняю тебя непрерывно, / Изгоняю тебя неустанно… / Нет пути на земле / Заклинаю!
Вскинутые одновременно, наши магические жезлы отправили разряд белого света в самый центр шевелящегося месива. Раздался хлопок, и тварь исчезла.
***
— Что ж,дружище, ты видел, как работает ритуал инициации жрицы Баст, — подытожил Сэмюэль. Он задумчиво отхлебнул из бокала с многослойным содержимым, меняющим оттенки от золотого до изумрудного в зависимости от угла падения света. В «Сне Лилит» было тепло, а вокруг танцпола внезапно выросли и покрылись цветами плодовые деревья. Что-то мне подсказывало, что бар теперь под защитой Летнего Двора Фей.
— Очевидно, жрица была лишь сосудом. Ей было на роду написано стать аватарой Баст. Похоже, мы и вправду привели на Тёмную Сторону зло. Кошки крайне злопамятны, а за тысячи лет за пределами Бездны можно нажить много врагов. Скорее всего, она пометит тапочки каждого в городе и издерет каждую кушетку, кресло и диван. Берегите “Inner Light”, Дион.
Я с интересом наблюдала за демоническим танцем Сабрины и посетителей бара. Кажется, действие картин ослабло – это было лишь временное помрачение, приоткрывшее завесу над потаенными желаниями.
— Видимо, мы больше не сможем работать вместе, — со вздохом сказала я. – Ты, милый Сэмюэль, теперь слуга другой госпожи и она не потерпит присутствия вассала Зимнего Двора. А ты, Алистер, наверное, теперь предпочитаешь воздержаться от магии на какое-то время.
— Не велика беда. Я и так не особо в неё верю. Думаю, для меня найдутся занятия поинтереснее. Вот только «Тело Феникса» не советую никому оставлять.
— Думаю, мне он больше не понадобится, — заметила я.
Джентльмены замолчали, а я допивала коктейль «Зеленая Фея», заказанный для меня Лордом Маршалом Кираном со свойственным ему изяществом. «Говорят, от этого коктейля появляются зелёные феи. Намекните мне, дорогая Дион, если я вдруг позеленею», — я улыбнулась старой шутке и наслаждалась вкусом абсента.
— А почему бы нам не основать три новых ордена? – вдруг оживился Сэмюэль. – Мы можем стать Отцами Основателями третьей волны. С моими зверушками и Баст, я бы мог быть Магистром ордена «Пушистых лап и хвостов».
— Может быть, когда-нибудь ваша госпожа даже подарит вам эти лапы и хвосты, — пошутила я. – Что ж, орден «Прорицателей Трехликой Богини» мог бы привлечь много последователей. Говорят, на Светлой стороне популярны подобные течения.
— Осталось придумать, что же делать мне, — пробурчал Кроули.
— Полагаю, оставить за собою славу того, кто воскресил Баст Ультарскую, гнев Уокера и Белого Совета, а также честь основателя ордена Золотой Зари на Темной Стороне Лондона. Кажется, даже феи верят в это, — заметил Матерс.
К нашему столику приблизился человек в черной маске. Впрочем, всё на нём было чёрным: двупалая обувь, перчатки, сорочка и брюки. Темная ткань не скрывала лишь узкую полосу кожи вокруг глаз.
— Скажите, вы слышали что-нибудь о Темном Совете? – таинственно прошептал наш гость.
— Конечно, я же его основал! — ни на секунду не задумавшись, ответил Алистер и легким движением поправил шейный платок. Последствия подобной шутки было сложно предсказать даже мне.

© 2012, windchi.me. Все права защищены. Распространение материалов возможно и приветствуется с указанием ссылки. Для модификации и коммерческого использования, свяжитесь с автором